Памяти Роберта Рождественского: «живой микрофон»